Карта сайта | English

Audit-it.ru, «Уведомление посредника о контролируемых сделках. Что сказал суд: дело № А27-7216/2015»

Уведомление посредника о контролируемых сделках. Что сказал суд: дело № А27-7216/2015

Ростошинский А. М., главный консультант аудиторской компании МКПЦ

Согласно действующему российскому законодательству организации обязаны уведомлять налоговые органы о контролируемых сделках (ст. 105.16 НК РФ), которыми признаются сделки между взаимозависимыми лицами при определенных условиях (ст. 105.14 НК РФ).

В отличие от многих зарубежных стран, где контроль за трансфертным ценообразованием был введен значительно раньше (например, в США в середине 1960-х годов), в России соответствующие положения Налогового кодекса были введены сравнительно недавно (с 2012 г.), поэтому судебной практики по их применению не было – на ее формирование требовалось время. До ее появления у налогоплательщиков был только один источник информации по применению новых норм: разъясняющие письма Минфина и ФНС.

В письме ФНС России от 18.04.2014 № ОА-4-13/7549 о заполнении Уведомления о контролируемых сделках (размещено на официальном сайте ФНС России (http://www.nalog.ru) в разделе "Разъяснения ФНС, обязательные для применения налоговыми органами"), в п. 4 написано об особенностях заполнения Уведомления по агентским сделкам.

Из этого пункта, а также многочисленных устных разъяснений представителей официальных органов следует, что при заключении посреднической сделки, когда посредник взаимозависим с продавцом, который поручил ему продать товар, посредник также обязан подать уведомление, как и продавец, руководствуясь суммой проданного. Посмотрим, что думают по этому поводу суды.

Рассмотрим Постановление 7ААС от 09.09.2015 по делу № А27-7216/2015.

В этом деле рассматривались обстоятельства, когда обществом – посредником (комиссионером) в 2013 году в рамках агентских договоров была реализована химическая продукция на сумму 15 292 917 906 руб. в адрес иностранного покупателя (Швейцария). Все три организации (комиссионер, комитент и иностранный покупатель) были взаимозависимыми лицами.

Общий размер полученного комитентом дохода составил 15 292 917 906 руб. и превысил суммовой критерий в 80 млн руб., действующий для соответствующей категории сделок в 2013 году, в связи с чем у него возникла обязанность подать соответствующее уведомление о контролируемых сделках, что и было сделано.

У общества-посредника общий размер комиссионного вознаграждения составил 292 239 273 руб. При этом общество решило, что у него не возникает обязанности подавать уведомление, и общество его не подало.

Налоговая инспекция вне рамок камеральной или выездной налоговой проверки составила акт и оштрафовала общество-посредника за неподачу уведомления о контролируемых сделках. Общество с этим не согласилось и обратилось в суд.

Суд признал действия инспекции незаконными по двум основаниям:

  • У посредника обязанность по подаче уведомления не возникла.
  • Налоговая инспекция не вправе была выявлять данное нарушение вне рамок камеральной или выездной налоговой проверки.

Рассмотрим подробнее обстоятельства дела и аргументы сторон.

Судьи на основе анализа положений ГК РФ указали, что договор комиссии и заключаемый в его исполнение договор являются самостоятельными сделками и не образуют единую многостороннюю сделку.

На основании норм ГК РФ суд указал, что денежные средства, полученные посредником от иностранного конечного покупателя, принадлежат комиссионеру, а не посреднику и образуют доход комиссионера. Посреднику же принадлежит только доход в виде комиссионного вознаграждения.

Также судьи сослались на пп. 9 п. 1 ст. 251 НК РФ, согласно которому при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества (включая денежные средства), поступившего комиссионеру, агенту и (или) иному поверенному в связи с исполнением обязательств по договору комиссии, агентскому договору или другому аналогичному договору.

Суд отметил, что согласно пункту 1 статьи 105.16 НК РФ налогоплательщики обязаны уведомлять налоговые органы о совершенных ими в календарном году контролируемых сделках, указанных в статье 105.14 НК РФ, с учетом особенностей, предусмотренных этой статьей.

Суд указал, что ст. 105.14 НК РФ установлены следующие критерии контролируемости сделок:

1) по сделкам между взаимозависимыми лицами - резидентами РФ - более 1 млрд. руб. с 2014 года, с учетом переходных положений в 2013 году - более 2 млрд. руб. (п. 3 ст. 4 Федерального закона от 18.07.2011 № 227-ФЗ);

2) по внешнеторговым сделкам между взаимозависимыми лицами - с 2014 года независимо от суммы, в 2013 году - более 80 млн. руб.;

3) по внешнеторговым сделкам с резидентом оффшорной зоны - более 60 млн. руб. с 2014 года, в 2013 году - более 80 млн. руб.

Суд указал, что общий размер комиссионного вознаграждения посредника составил 292 239 273 руб. и не превысил суммовой критерий в 2 млрд. руб., действующий в 2013 году для внутрироссийских сделок между взаимозависимыми лицами.

Таким образом суд пришел к выводу, что обязанность по подаче уведомления возникла только у комитента в отношении договоров комиссии. У общества – посредника обязанность по подаче уведомления не возникла, следовательно, привлечение его к ответственности по ст. 129.4 НК РФ не правомерно.

Аргументируя свою позицию, инспекция ссылалась на письмо ФНС России от 18.04.2014 № ОА-4-13/7549 "О заполнении Уведомления о контролируемых сделках", а также на письмо ФНС России от 01.11.2013 № ОА-4-13/19652, но суд не принял эти доводы. Судьи указали, что эти письма не были опубликованы в официальных печатных изданиях и не зарегистрированы в Минюсте России.

Судьи также указали, что письмо ФНС России от 18.04.2014 г. № ОА-4-13/7549 не может рассматриваться как изменяющее установленный НК РФ субъектный состав лиц, обязанных подавать уведомления. В частности, данная обязанность не может быть возложена на комиссионера, если по отношению к нему не соблюдается суммовой или иные критерии, установленные ст. 105.14 НК РФ.

Коллегия судей отметила: указание налоговым органом на то, что формой уведомления предусмотрены коды 023 (комиссионер), 024 (комитент), 027 (продавец), что свидетельствует о том, что сделки могут признаваться контролируемыми между комитентом и комиссионером, не может означать, что позиция, изложенная в письме ФНС России от 18.04.2014 г. № ОА-4-13/7549, правомерна. Договор комиссии может быть контролируемой сделкой, однако, существенным условием, при котором комиссионное вознаграждение является контролируемым доходом и подлежит отражению в уведомлении - выполнение условий, предусмотренных ст. 105.14 НК РФ, в том числе превышение порога.

Как указали судьи, право государства на осуществление налогового контроля ни в коей мере не страдает, поскольку обязанность представить всю необходимую информацию о контролируемой сделке возложена на комитента, как налогоплательщика, получающего доход. Эта обязанность гарантирована правом комитента на полную информацию о сделках, заключенных по договору комиссии (ст. 999 ГК РФ). В п. 14 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 17.11.2004 № 85 указано, что при отказе комиссионера предоставить комитенту данные о сделках, заключенных во исполнение комиссионного поручения по продаже товаров, комитент вправе требовать возмещения ему полной рыночной стоимости всех переданных комиссионеру товаров без уплаты комиссионного вознаграждения. Налоговый орган, располагая от комитента реквизитами договора комиссии и сведениями о том, что общество является агентом, имел возможность сделать все необходимые запросы для осуществления налогового контроля на основании ст. ст. 105.15, 93.1 НК РФ.

Отметим, что аналогичный вывод содержит также Постановление 7ААС от 09.09.2015 по делу № А27-5101/2015.